[не]доступная среда
Не их возможности ограничены, а они в возможностях

Уже 9 лет в России реализуется программа «Доступная среда».
Одна из ее целей - сделать городское пространство доступным для людей с инвалидностью. По отчетам Минтруда России, работы уже сделано много, но что думают об этом сами получатели услуг?
«Для счастливой жизни необязательно ходить»
Ксения Каминская из маленького городка Свердловской области.
Она побывала на десятке молодёжных форумов и площадок, среди них «Таврида», «Артек», образовательный центр «Сириус», училась за рубежом. Всё это – сидя на коляске. У Ксении ДЦП. Ей 20 лет.
Ксюша окончила обычную школу в своем городе. Без специального оборудования, без доступной среды для людей с инвалидностью. За время обучения не установили даже специального туалета. Мама сопровождала ее в случае необходимости на протяжении всего периода обучения.

«Возможно, бюджет [школы] распределяют неправильно, - рассказала Ксения. - Под конец обучения купили специальную парту, хотя мне и за обычной комфортно было сидеть. Потом поставили на входе кнопку для вызова, чтобы помогал охранник. Но дети так часто ее нажимали, что кнопку отключили».
Подобные ситуации не редкость. Расположенные в учреждениях электронные устройства используются людьми с инвалидностью не часто. Кнопки вызовов отключают одном случае - ради "'экономии", в другом - избавиться от ложных вызовов.
Только в 22,8 % общеобразовательных организаций создана универсальная безбарьерная среда для инклюзивного образования детей-инвалидов.

По данным 2018 года гос. программы «Доступная среда».
Создание среды ещё идёт, и не всегда это происходит верно. Например, жёлтую кнопку вызова помощника на входе в учреждение помещают так, что человек на коляске не может до неё дотянуться.
«Есть главное правило: ничего для нас без нас. Если мы будем обращаться за советом непосредственно к получателю услуги, то мы себя обезопасим от неверных решений».

Влад Колесников, куратор сектора по формированию доступности и реализации инклюзивных программ Государственного исторического музея

Мечта Ксении – стать журналистом. Она много времени потратила на поиск университета с удобной средой: «Как правило, факультеты журналистики находятся в исторических зданиях, которые редко бывают оборудованы. Приемная комиссия вуза смотрела мои работы и была готова принять меня. Из-за отсутствия специального оборудования мне отказали».

В итоге Ксения поступила в коммерческий Гуманитарный университет. Он двухэтажный, с лифтом, поэтому с передвижением проблем нет.

Кроме этого, девушка проходила стажировку за рубежом - в университете Южной Дакоты в США. Она отмечает, что в Америке многие здания оборудованы всем необходимым для людей с ограниченными возможностями, в том числе и здания архитектурного наследия.
В России же считают, что приспособления для людей с инвалидностью разрушают облик памятников культуры.
«В некоторых случаях возможно совершенно безболезненное внедрение подобных конструкций в историческую среду, но в большинстве своём в каждом отдельном случае необходимо строго продумывать внешний вид подобных конструкций, создавая ненавязчивое включение в архитектуру города».

Фридман Т.С., автор статьи «Приспособления для адаптации исторических зданий

Ксения путешествовала за границей самостоятельно без сопровождающего – городское устройство позволяет передвигаться без ограничений. В России не обойтись без помощи. Даже одежду приходится покупать "на глаз", так как в магазинах нет примерочных для людей с инвалидностью. И оборудованные туалеты есть только в больших торгово-развлекательных центрах.

Проект Ксении «социальный репортер».
Сюжет о доступной среде в университете Южной Дакоты
«В нашей стране пытаются создавать доступную среду, но получается это не всегда правильно, - считает Ксюша. - Например, делают пандусы с крутым наклоном. У людей складывается впечатление, что доступная среда есть, на самом деле, этим пользоваться не всегда возможно».
Доступность может быть разной. Например, Большой театр может быть доступен для человека на инвалидной коляске, но постановка может стать абсолютно недоступной для человека с особенностями интеллектуального развития.

9 млрд. рублей выделено на обеспечение доступности приоритетных объектов и услуг для людей с инвалидностью.
Доля доступных культурных объектов – 59,4%


По данным гос. программы «Доступная среда» (2011-2020 гг.)

По данным Росстата для людей с инвалидностью был преобразован общественный транспорт. Низкопольные автобусы оборудованы специальной регулированной подвеской для удобного заезда коляски. В трамваях, троллейбусах и метро появилось специализированное оборудование. Некоторые учреждения сфер образования, культуры и здравоохранения создают комфортные условия для людей с ограниченными физическими возможностями.

Справка. К маломобильным гражданам относят людей, которые испытывают затруднения при самостоятельном передвижении, получении услуг, необходимой информации или при ориентировании в пространстве.
К ним относят: лица преклонного возраста, временно не трудоспособные, беременные женщины, люди с детскими колясками, дети дошкольного возраста и люди с тяжелой поклажей и тележками.


Однажды в торговом центре в Екатеринбурге молодой человек помогал Ксении подняться на этаж. Пандусы оказались высокими, девушка не могла сделать это самостоятельно. «Везде так неудобно? – спросил парень. - Если увидите, кто этот пандус строит, надавайте ему по морде».

Адаптированность городской среды для людей с ограниченными физическими возможностями в нашей стране и за рубежом заметна сразу. Но и программы в России появились совсем недавно – 9 лет против многолетнего зарубежного опыта.

«На самом деле, изменения есть. Нельзя сказать, что все плохо. Например, я ездила на обучение в «Сириус», - вспоминает девушка. - Там хорошо оборудована среда для передвижения людей на колясках. На «Тавриде» появилась доступная среда не сразу, но после моих рекомендаций площадку оборудовали. Меня услышали».

Ксения побывала и на конгрессе молодежных медиа МАСТ. После ее заявки организаторы поменяли место проведения на более доступную для людей с инвалидностью. А вот на неделю интенсивов она не смогла попасть – здание медиа-центра не оборудовано.

«Бывает обидно, что мои способности позволяют поехать, но из-за коляски это сложно сделать. Сейчас стараюсь воспринимать так: не попала в одно место, поеду в другое», - поделилась девушка.

Ролик блогера Михаила Райкконена о доступности городской среды
для человека на коляске в Москве
Доступная среда, как отмечает Ксения, важный фактор комфортного проживания в обществе. Но самое главное – это отношение людей.

«Мама начала снимать видео в TikToK про меня и нашу собаку. Неожиданно мы столкнулись с жалостью со стороны подписчиков. Как будто я несчастлива, а встану на ноги, и все наладится, - говорит Ксения. - Но я считаю, что для счастливой жизни не обязательно ходить».

Её история показывает, насколько город доступен для людей с ограничениями физических возможностей. А как адаптирован город к слобослышащим? Глухота – сенсорный недуг, а не физическое ограничение. Единственная проблема – такие люди находятся вне шумового потока мегаполиса. Городская среда должна быть комфортна и для них.

«Дочка стала для меня окном в мир звуков»
Когда россияне побеждают на соревнованиях, мы кричим «ура». Победитель слышит эту поддержку. А если победитель глухой, что он чувствует? Татьяна Чегис, чемпионка по лыжному спорту и кандидат в мастера спорта, потеряла слух в детстве. Первые 4 года своей жизни она слышала все, но отит лишил ее звуков.

Провести интервью помогли начальные знания жестового языка корреспондента и дочь Татьяны - Ирина.
Татьяна Чегис на соревнованиях.
Карьера лыжницы началась еще со школьной скамьи. Маленькая Таня училась в советской школе-интернате. Ее заметил тренер из Казани по лыжному беговому спорту и пригласил на тренировки.

«Три года я занималась лыжным спортом, - вспоминает Татьяна. - После окончания школы меня устроили работать на завод. Через переводчика жестового языка я прошла собеседование и начала работать в цеху с высоким уровнем шума, где другие не могут».

От завода уже успешная лыжница стала выступать на соревнованиях среди слышащих. А позже заняла 1-е место на Сурдлимпийских играх среди глухих в Италии (аналог Олимпийских игр). Красивая история, но за ней скрываются определенные трудности. Трудности с коммуникацией.

Например, к врачу глухие люди обращаются с переводчиком. В поликлиниках и больницах их нет, в полиции тоже. Вызвать переводчика помогает Всероссийское общество глухих.
«Для глухих важна визуальная навигация. Она в той или иной степени присутствует в городе. Например, в трамваях появилась "бегущая" строка».

Влад Колесников, куратор сектора по формированию доступности и реализации инклюзивных программ Государственного исторического музея

А вот в МФЦ (многофункциональном центре «Мои документы») предусмотрена специальная программа, которая позволяет без преград общаться с глухими. Обычно в общении с другими Татьяне помогает дочь. С 3-х лет она хорошо знает жестовый язык и переводит слова мамы другим.

«Дочка стала для меня практически постоянным переводчиком, окном в мир звуков. Мы вместе ходили в больницы, магазины, учреждения соц. защиты», - поделилась Татьяна.
«Мне кажется, что проблема доступности среды для глухих и слабослышащих в Москве заключается в непонимании запросов
от сообщества».


Влад Колесников, куратор сектора по формированию доступности и реализации инклюзивных программ Государственного исторического музея
Был случай, когда сотрудник метрополитена захотел осмотреть рюкзак Влада. Он был в наушниках. Для того, чтобы услышать просьбу, необходимо снять наушники и надеть слуховой аппарат. Пока Влад занимался этим, сотрудник перешел на крик.

Если бы он понимал, что есть слабослышащий, которому требуется время, чтобы достать аппарат, то город уже покажется дружелюбнее.

Наша страна только последние несколько лет целенаправленно перестраивается под нужды людей с ограниченными возможностями. Адаптация городского пространство очень сложна, необходимо учитывать все нюансы нужд людей с инвалидностью.
Реализовать такую сложную задачу, как обустройство города, невозможно с первого раза, за короткий период и без ошибок. Инфраструктура меняется постепенно.

Главное запустить процесс, дальше будет легче.
Вероника Заруба
Юлия Попова
Дарья Дергунова
Оксана Кувалдина
Александра Пищаева