ИСТОРИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ ВОЙНЫ:
память или игра?
Есть много способов сохранить историческую память. Но фильмы, сериалы, музейные выставки, объединённые темой Великой Отечественной войны, не дают прочувствовать события так, как историческая реконструкция. В её арсенале возможность оценить реальный масштаб событий, ощутить, как мимо проносится танк Т-34, а бок о бок с тобой сражаются однополчане. Разбираемся, что она из себя представляет.
Есть много способов сохранить историческую память. Но фильмы, сериалы, музейные выставки, объединённые темой Великой Отечественной войны, не дают прочувствовать события так, как историческая реконструкция. В её арсенале возможность оценить реальный масштаб событий, ощутить, как мимо проносится танк Т-34, а бок о бок с тобой сражаются однополчане. Разбираемся, что она из себя представляет.
От Наполеона до Гитлера за 20 лет
Искусство воссоздания исторических событий пришло в Россию из Франции, где в XIX веке зародилась традиция воспроизводить знаменитую Битву при Ватерлоо.

История же собственно российских реконструкций берет свое начало в 70-х годах прошлого столетия. Тогда они представляли собой хобби молодых друзей и единомышленников, увлеченных «оживлением» армии Наполеона.

Спустя несколько лет появились первые оформленные клубы реконструкторов. Именно они устроили поход по местам боевой славы в честь 175-летия Отечественной войны 1812 года.

Реконструкторам есть где разгуляться: диапазон выбора исторического периода простирается от Античности до наших дней. Однако наиболее популярным направлением в России можно считать Вторую мировую войну — первые реконструкции появились еще в 80-90-ые годы XX века.

В это время были предприняты первые попытки провести массовое мероприятие подобного рода в Калининградской области. Однако организаторы столкнулись с проблемой: наряду с большим количеством раритетных вещей отсутствовала доступная литература по униформистике. В связи с этим у людей было смутное представление о том, как воплотить в жизнь их задумки, и информацию собирали буквально по крупицам.
Tilda Publishing
Центр военно-исторической реконструкции «Гарнизон-А» (г. Кузнецы)
В ход шли распечатки, художественные произведения, в которых упоминалось об униформе и экипировке. Обмундирование можно было сшить на заказ, однако стоило это неоправданно дорого, а выглядело совсем не аутентично. Униформа первых реконструкторов лишь отдаленно напоминала оригинал.

Парк Патриот. Реконструкция взятия Берлина (23.04.2017)
ВИК Ленинград 900. Реконструкция ВОВ: vk.com/club16956423
Парк Патриот. Реконструкция взятия Берлина (23.04.2017)
ВИК Ленинград 900. Реконструкция ВОВ: vk.com/club16956423
Парк Патриот. Реконструкция взятия Берлина (23.04.2017)
ВИК Ленинград 900. Реконструкция ВОВ: vk.com/club16956423
Парк Патриот. Реконструкция взятия Берлина (23.04.2017)
ВИК Ленинград 900. Реконструкция ВОВ: vk.com/club16956423
Left
Right
Сейчас многое изменилось — клубы по интересам достигли масштабов индустрии.
Спрос, как и полагается, породил предложение.

Поэтому трудностей с поиском униформы не возникает: ее можно заказать в интернет-магазинах или сшить в специализированных мастерских.
Времена изменились, но память о Великой Отечественной войне продолжает вдохновлять людей на воссоздание событий тех лет. Ожившие картинки истории носят не столько развлекательный характер, сколько просвещают молодое поколение, которое, вероятно, может и не застать ветеранов. Текст в учебнике истории и фильмы о войне априори не могут дать зрителю те впечатления и эмоции, которые когда-то пережили его предки. Реконструкция же буквально перемещает знаменитые битвы в поле зрения и превращает наблюдателя в непосредственного участника боевых событий.
Если воссоздаются в реконструкции реальные события, их ход, форма одежды, оружие и прочие атрибуты, то это не просто развлечение, а очень серьёзное дело, направленное на изучение истории и её сохранение. Главное — объективное представление в реконструкции исторических и материальных фактов. То есть в основе должны быть принципы научности и объективности.
Корольков Олег Петрович
Кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории ПсковГУ

КАКИЕ
БЫВАЮТ
ФОРМАТЫ
Реконструкторы черпают идеи из исторического прошлого. В связи с этим появилось множество форматов. Однако на сегодняшний день в России доминирующих среди них всего два — это так называемая «живая история» и военно-историческая реконструкция.


«Живая история» предполагает максимально полное и достоверное воссоздание образа жизни людей в какой-либо местности в определенный исторический период. Обычно такого рода мероприятия проходят в виде фестивалей или «живых» музеев под открытым небом. Они могут работать как временно, так и на постоянной основе.

Формат военно-исторической реконструкции же больше связан с хобби и досугом и заточен на отражение военного прошлого в отечественной и мировой истории. Наиболее популярным направлением военно-исторической реконструкции являются бугурты – массовые полевые сражения.
Наиболее масштабная реконструкция — «Штурм Берлина», проходившая 23 апреля 2017 г. в Московской области.
В реконструкции приняли участие 1400 реконструкторов из 155 военно-исторических клубов России и других стран мира.
На грани реальности и фантазии
Разделение исторической реконструкции на форматы, различные по степени достоверности, вызывает немало вопросов. Как и то, что помимо реконструкторов есть так называемые «ролевики». Для противопоставления этих категорий людей также справедлив вопрос: где та тонкая грань между развлечением и пропагандой исторической памяти?

Историки приравнивают «правильную» историческую реконструкцию к науке. В этом случае реконструкторы должны быть настоящими экспертами в этой области, а значит, обязаны изучить тему от и до. Как правило, они имеют достаточно знаний, чтобы, например, заниматься воссозданием быта, ремёсел, традиций и боевого искусства конкретной эпохи конкретного государства. Реконструкторы также исследуют исторические материалы об изготовлении оружия, одежды, предметов быта для того, чтобы воссоздать эти предметы по тем технологиям, по которым они изготовлялись.С технической точки зрения, реконструкторы не имеют права на ошибку: нельзя надеть на человека немецкую форму и выдать ее за русскую — это будет явным пренебрежением.
Ролевики как люди, увлеченные играми преимущественно живого действия, как бы копируют искусственную реальность и воплощают ее в жизнь. Они перевоплощаются в персонажей, словно актеры, и могут менять свое амплуа, однако действуют по сценарию и заранее написанным «правилам».
Историческая реконструкция близка к ролевой игре, и эти сообщества часто пересекаются. Ролевики могут заинтересоваться историей и переключиться на реконструкцию и фехтование. Бывает и так, что в клубах реконструкторов организуются ролевые отделения. Однако это два разных понятия, и их не следует путать и отождествлять.

Движение реконструкторов ещё не полностью оформилось как субкультура. Хотя у них для этого есть все сопутствующие признаки: историческая реконструкция как основа, определённые музыкальные стили, специфические имиджевые аксессуары исторической направленности (кольца и амулеты, например). Историческая реконструкция при этом совсем не предусматривает у реконструктора какого-либо особенного мировоззрения, религиозных либо политических взглядов и установок.

Реконструкция Керченско-Эльтигенской десантной операции
Реконструкция освобождения Симферополя
Виртуализация информации о Великой Отечественной войне, как и о других войнах в нашей истории – это неплохая теория, но далеко не практика. Практика предполагает прикосновение – через памятники, через выставки, музейные коллекции под открытым небом, где можно прикоснуться к боевой технике, боеприпасам, обмундированию, оружию и прочему.

Данное прикосновение дает и современная реконструкция военных страниц нашей истории, например, Русборг – по древней истории, Бородино – по Отечественной войне 1812 г. В этот ряд следует поставить и реконструкции по событиям Великой Отечественной.
Гатилов Эдуард Вячеславович
Кандидат исторических наук, доцент ВАК
Реконструкция «Брестская крепость»
Фестиваль «Последний бой»
Есть в реконструкции и опасность. Она – в непрофессионализме. Реконструкция – это не бутафория, не театральное действие. Наигранность, непродуманность представления исторического события, скверная организация для зрителей, отсутствие логистики в инфраструктурной доступности к месту реконструкции – вот то зло, которое благое превращает в фарс и профанацию.Немаловажным аспектом является и низкое финансирование таких мероприятий. В большинстве случаев используются либо частные пожертвования, либо сборы самих участников реконструкции, что, естественно, не обеспечивает должной подготовки и проведения. <...>

Чем будет реконструкция – историей войны или профанацией – зависит от того, как мы отнесемся к ее реализации, сколько души, знания, времени, терпения, и, конечно, средств готовы вложить в этот аспект сохранения исторической памяти и воспитания патриотизма.
Половинкина Марина Леонидовна
Кандидат исторических наук, доцент кафедры истории, теории государства и права и конституционного права ЛГТУ, заведующий кафедрой
А зачем нам реконструкция?
Мы подошли к главному: какова роль реконструкции в трансляции исторического прошлого в настоящее? И каким образом воссоздание событий и быта времен Великой Отечественной войны может повлиять на преемственность поколений? Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо выяснить, как люди, попадая в среду исторической реконструкции, меняют свой образ жизни.
Многие присоединяются к рядам воссоздающих исторические события через друзей и знакомых — это наиболее простой способ.
Обычно люди узнают о реконструкциях из СМИ. Реже — на профильных ресурсах сети интернет. Часто в реконструкторы приходят из зрителей. Очень велик процент поисковиков.
Тимур Черепнинов
Руководитель межрегиональной общественной организации «Гарнизон А»
Что же привлекает обывателей в такую специфическую сферу деятельности? В первую очередь это атмосфера мероприятия: артиллерийские выстрелы, яркие вспышки, грохот тяжелой бронетехники. «Так вот ради чего приходят в реконструкцию Великой отечественной войны — чтобы побегать и пострелять!» — со стороны кажется так. Но на самом деле реконструкторов объединяет любовь к истории. Воссоздание военной формы советских и немецких солдат, оружие, техника... Это всё не столько ради денег, сколько именно ради живого интереса к прошлому родной страны и жизни своих предков.
Что касается общественной пользы, то это и образовательный компонент. VR-технологии — это, конечно, хорошо, но прикоснуться к реальному танку, увидеть своими глазами сражение и подержать в руках реальное оружие — ценнее. Так распространяется новый подход к изучению истории. Школьники и студенты
могут получить представление о том, что и как происходило на полях сражений Великой Отечественной войны. А опытные реконструкторы с удовольствием рассказывают о войне, передают свои знания новому поколению и проводят уроки «живой истории» в рамках фестивалей.
Историческая реконструкция также способствует
межнациональному диалогу. Например, на реконструкцию, посвященную «Балатонской оборонительной операции», приехали участники военно-исторических клубов из городов России и стран СНГ: Белоруссии, Прибалтики, Казахстана. Все они из разных культур, но их связывает одно — интерес, который стал буквально смыслом жизни.
Воссоздание картинок военного прошлого однозначно воспитывает и патриотизм. Масштабные мероприятия посещают тысячи людей, а по всей стране открываются молодежные военно-исторические и военно-патриотические клубы, кадетские классы, Юнармейские отряды.
На мой взгляд, реконструкция исторических событий вполне может восприниматься как одна из форм памяти. В таком случае важно то, каким образом она организована: на что в ней сделаны акценты, какими историческими данными располагает, какова степень достоверности используемых в ней фактов, каков настрой участников и так далее. Ключевую роль в этом процессе, по-видимому, должен играть режиссер, хорошо разбирающийся в материале того массового мероприятия, которое он делает. Именно организаторы, подчеркну, любой привлекательной современному человеку форме могут и должны придавать должное этическое и философское содержание, в том числе когда речь идет и о военной тематике. Когда инициаторы мероприятий не продумывают должным образом концепцию того, чем они занимаются, либо позволяют себе непрофессионализм, тогда любая инициатива может превратится в бессмысленный фарс.
Лищенко Надежда Федоровна
Кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы ПсковГУ
Обратная сторона медали
Несомненно, у исторической реконструкции как явления есть и отрицательные стороны. Поскольку Великая Отечественная война в России — это некий священный элемент культуры, мероприятия, посвященные памяти этого события, поддерживаются государством. Конечно, находятся люди, которые пользуются этим как возможностью пропиариться или заработать, и ни о какой исторической памяти здесь дело не идёт.

Если ранее движение исторической реконструкции было «скромным», то на сегодняшний день оно распространилось по стране, оно «разрослось», что привлекло влияние властей. В связи с этим появилось немало реконструкторов, которые буквально борются за своё место, за внимание «сверху» и деньги. Это уже не рыцарская романтика, с которой зарождалось движение. В преддверии 9 мая по всей стране также проходят памятные концерты и праздники. Есть клубы, которые специализируются именно на Великой Отечественной войне. В это время они пользуются особенной популярностью: там можно взять костюмы на прокат и пойти на выступление в школы или сцены городов. Ценность таких клубов скорее даже отрицательная.

Есть и другая крайность: те, кто до мельчайших подробностей продумывает внешний вид, могут забыть о внутреннем. Реконструкция — это не только о том, что снаружи, но и об особом укладе мысли, о соответствующем поведении, которым очень часто пренебрегают.

С одной стороны, Великая Отечественная война — величайшая победа, но и трагедия нашей страны. Поэтому недопустимо относиться к поддержанию памяти о ней как к простому развлечению. Сегодня многих возмущает отношение к памятникам войны как к простым туристическим объектам. Например: нелепые фотографии туристов в местах памяти жертв Холокоста. Также историков и серьёзно интересующихся вопросами военной истории справедливо возмущают серьёзные исторические ошибки, допускаемые как в ходе самих реконструкций, так и в ходе pr-акций. В то же время, качественные, продуманные, исторически верные реконструкции военных событий способны не просто привлечь внимание туристов и ищущих развлечений, они могут и должны показывать величие солдатского подвига, напоминать об отваге и самопожертвовании.

Ещё одним доводом в пользу такого способа поддержания исторической памяти может стать тот факт, что живых свидетелей военной эпохи остаётся очень мало. Если у поколения нынешних 40-летних были дедушки и бабушки, которые участвовали в Великой отечественной войне или были тружениками тыла, то для современной молодёжи эта непосредственная, семейная история становится более далёкой. Современный подросток не знает лично своих предков, участвовавших в войне, не всегда чувствует кровную связь с эпохой. Для них участие в реконструкциях может стать способом понять и увидеть своими глазами ужасы войны (насколько это возможно).

Таким образом, я считаю, что реконструкции могут и должны стать одним из способов патриотического воспитания, при условии их тщательной и качественной подготовки.
Попова Наталья Юрьевна
Старший преподаватель кафедры культуры ЛГТУ
Битва за Перевоз 2011 (Ирина Волгина)
Битва за Перевоз 2011 (Ирина Волгина)
Брест 2018 (Ирина Волгина)
Взятие Берлина 2017 (Ирина Волгина)
Взятие Берлина 2017 (Ирина Волгина)
Крушение северного вала 2013 (Ирина Волгина)
Петрозаводск 2010 (Ирина Волгина)
Морские дьяволы 2013 (Ирина Волгина)
Так что же это такое — РЕКОНСТРУКЦИЯ?

Исторические реконструкции — развлечение или способ наглядно отобразить события? Однозначно ответить нельзя: всё зависит от деталей и точки зрения, профессионализма и степени вовлечённости как самих участников, так и экспертов и зрителей.

Однако, несомненно, создание оживших картинок прошлого может послужить на благо общества. Ведь с помощью реконструкции каждый может почувствовать себя не только наблюдателем, но и непосредственным участником происходящего, и стать частью истории своей Родины.


ФОТО:
реконструкция «Оборона Севастополя» (севкор.ру),
с флагом — реконструкция «Нападение на 4 заставу 12 Либавского пограничного отряда» (Рамиль Нуриев)
А как считаете вы?
Реконструкции — это сохранение истории или просто развлечение?
Выберите свой вариант:
Спасибо за ваше мнение!
НАД МАТЕРИАЛОМ РАБОТАЛИ:
Анастасия Дубоносова
Алина Соседко
Анастасия Сухарева
Александр Коблов
Александр Косаржевский
Ангелина Нусина
Марина Бобылева
Екатерина Сагадеева
Виолетта Подобная